Магнитогорский драматический театр им. А.С. Пушкина
Купить билет online
Оценить качество работы театра
Группа В Контакте

Канал театра на YouTube

Драмтеатр в Instagram
Новости театра
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу»
…В Риме было холодно, а в Магнитогорске тепло. О погоде в итальянской столице рассказал Захар Прилепин. Большой русский писатель, переведенный на 17 языков, с недавних пор стал необычайно востребован театральной сценой.

В Рим ездил на премьеру спектакля по своему роману «Грех». И сразу оттуда прилетел в Магнитку. Говорит, что не смог отказать главному режиссеру Магнитогорской драмы Максиму Кальсину, который был очень настойчив и убедителен.

Максима, безусловно, надо назвать режиссером номер один магнитогорской театральной лаборатории «Играем прозу», событиями которой два дня с утра до вечера жил главный театр города металлургов. Кальсин не был постановщиком ни одного из эскизов спектаклей, представленных в ее программе. Но он сделал главное: стал автором идеи (бесчисленные лаборатории, проводившие до того по всей России, были посвящены новой драме, молодой режиссуре, документальным проектам, пьесам для детей, но только не судьбе современной отечественной прозы на современной сцене), сформировал программу, пригласил четырех режиссеров разных поколений, которые вовлекли в работу над эскизами спектаклей практически всю труппу Магнитогорской драмы.

Репетиции шли с редким энтузиазмом, просто не верилось порой, что эскизы, производившиеся впечатление вполне завершенных и даже изощренных театральных работ (одну из них можно было назвать хореографической сюитой в драме), родились всего за пять репетиционных дней.

Энтузиазм актеров вдохновлял магнитогорских зрителей и театральных критиков из Челябинска и Санкт-Петербурга (Оксана Кушляева) на весьма эмоциональные обсуждения, имевшие место после каждого из четырех эскизов. Но главным оратором в них был Захар Прилепин.

В первый лабораторный день были сыграны эскизы по двум его очень разным произведением. «Допрос» (его режиссером стал челябинец Олег Хапов) – обжигающая злоба дня, история парня, ставшего жертвой ложного обвинения и искалеченного во время допроса не столько физически («У них моя кровь на стене»), сколько морально. Прилепин пишет о том, как в жизнь обычную, привычную, в общем-то бездумную входит ужас, заставляющий главного героя (юный актер Андрей Емельянов играет его с редкой эмоциональной самоотдачей) многое пережить и перечувствовать. Спектакль (если он будет поставлен, а один из смыслов любого эскиза – увидеть в нем прообраз будущего спектакля) может быть важным театральным уроком. Не литературы, но жизни: описанное Прилепиным, увы, может стать частью жизненного опыта каждого.

Второй эскиз по рассказу Захара Прилепина «Лес» (его поставил молодой режиссер из Уфы Александр Марьин) – сокровенное лирическое высказывание, своеобразный театр воспоминаний, персональный «Амаркорд» писателя и Рассказчика, ведущего повествование (в его роли был актер Игорь Панов).

Прилепин не скрывает, что «Лес» – вещь глубоко личная, воспоминание об отце писателя, рано ушедшем из жизни, о нервущейся духовной связи с ним, о том мужском мире, что, по мнению Прилепина, есть первооснова жизни, во многом утраченная. В зрелище такого рода очень важно нечто неосязаемое, то, что зовется атмосферой, настроением, сложным сплетением звука, света, душевных порывов. Эскиз продемонстрировал пока, скорее, только движение в этом направлении, при том – очень верное.

День второй начался с театральной фантазии по женской прозе. Прозе своеобразной: Лидия Раевская добилась популярности не на книжных страницах, а в пространстве Интернета (все более распространенный случай). Честно говоря, при чтении ее тексты не очень впечатляют, кажутся, вторичными и даже несколько графоманскими. Но как материал для театра три рассказа о женщинах трудной судьбы (кажется, главных героинях современной русской сцены), несомненно, представляют интерес, работа Андрея Бердникова (актер Магнитогорской драмы выступил здесь в роли режиссера) и трех актрис вполне убеждают в этом. Особенно хороша была Лира Лямкина в рассказе «Хранитель». Вполне бытовой (ужасно смешной) и вместе с тем мистический диалог ее пьяненькой героини то ли с ангелом-хранителем, то ли с усталым чертом («закадровому» герою подарил свой голос сам Андрей Бердников) был полон веселых театральных аттракционов и неподдельной тоски.

Лабораторию завершала «Свадьба над Бугом» – эскиз по прозе Антона Уткина, описывающей мир западноукраинской деревни, ее мифологию, обряды, систему ценностей. Режиссер из Екатеринбурга Игорь Сывороткин и молодые актеры (большинство участников эскиза – выпускники актерского курса Григория Козлова, влившиеся в труппу театра только в этом сезоне, и это новое актерское поколение Магнитогорской драмы заставляет с оптимизмом смотреть на ее будущее) вполне убедительно воссоздают особый малороссийский мир, его чувственную стихию, мир утраченной гармонии, своеобразный потерянный рай. В пластике (танце) участники эскиза были, пожалуй, более убедительны, чем в монологах и диалогах, но все-таки в начале этого действа (как и всех остальных этих двух дней) было слово.

И была еще большая встреча Захара Прилепина с магнитогорскими читателями и почитателями. Про театр ему не задали ни одного вопроса. Говорили о прошлом и будущем России, советской истории и ее уроках, современной русской литературе (у участников встречи теперь есть «список Прилепина»: что из русской прозы наших дней обязательно к прочтению), кинорежиссере Балабанове, омоновском прошлом Пелевина и его писательском, журналистском, кинематографическом (снялся в двух фильмах) и музыкантском (участвует в рок-проектах) настоящем, о том, как воспитывать детей (у Захара Прилепина их четверо, и, как он не устает подчеркивать, все от одной жены Маши) и любить Россию в непогоду.

Темы этого разговора пересекались с темами театральных эскизов, диалог с писателем продолжался в диалогах с режиссерами и актерами. И в итоге произошло то, что Максим Кальсин изначально называл главной целью своей лаборатории «Играем прозу»: встреча двух миров, современной русской литературы и русского театра наших дней. Очень полезная встреча. Хочется продолжения.

Владимир Спешков, критик
газета «Челябинский рабочий» от 29 ноября 2013 года
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 1
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 2
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 3
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 4
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 5
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 6
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 7
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 8
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 9
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 10
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 11
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 12
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 13
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 14
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 15
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 16
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 17
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 18
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 19
В Магнитогорской драме прошла театральная лаборатория «Играем прозу» - 20