Магнитогорский драматический театр им. А.С. Пушкина
Купить билет online
Оценить качество работы театра
Группа В Контакте

Канал театра на YouTube

Драмтеатр в Instagram
Новости театра
Омоновец, ставший писателем. От национального вопроса до жизни без телевизора.
Омоновец, ставший классиком современной литературы. Захар Прилепин встретился с магнитогорцами.

На творческую встречу с известным писателем в драматический театр имени Пушкина пришло не меньше сотни магнитогорцев: журналистов, актеров, читателей, литераторов. Разговор коснулся не только политики и литературы, но и воспитания детей – у Прилепина их четверо. Отведенных полутора часов, разумеется, не хватило. Волевым решением главреж магнитогорской драмы Максим Кальсин вынужден был завершить встречу – начинался последний показ спектакля в рамках театральной лаборатории. Однако магнитогорцы еще долго не отпускали писателя. Самые, на наш взгляд, интересные моменты выступления Прилепина мы представляем нашим читателям.

Неплохая работа быть писателем

Родился и вырос я в рязанской деревне Ильинка. На исходе советской власти семья перебралась в город Дзержинск. Началась «Перестройка». Отчасти мои такие «пролевые» убеждения связаны с тем, что я наблюдал своими глазами распад крупнейших предприятий и превращение достаточно хорошо живущего города в деградирующий. Потом я работал в ОМОНе и думал, что моя последующая жизнь будет продолжаться в этом направлении.

Но судьба сложилась иначе: где-то в 99 году у меня родился первый ребенок и я понял, что моей омоновской зарплаты не хватает на нормальную жизнь. Когда я переехал в Нижний Новгород, то узнал, что есть такая замечательная работа под названием «мерчендайзер». Это такой молодой человек, который ходит по магазинам, расставляет какие-то банки по полкам и получает за это «занебесную» зарплату - 12 тысяч рублей... Я думал, что сейчас стану мерчендайзером. И, естественно, не нашел этой работы. Но в свое время, еще в начале 90-х годов, я закончил нижегородский филфак. Встретил своего знакомого, он позвал работать журналистом. Он был главным редактором, а я пришел стажером. Через месяц моего знакомого уволили, а я стал главным редактором. Где-то года через два я подумал, что мне нужно сделать еще что-то более серьезное, напишу-ка я роман про любовь. И я стал писать роман про любовь со странным названием «Патологии». Потом понял, что у меня не хватает мыслей и эмоций на то, чтобы целый роман про любовь написать…Я подумал: буду немножко про любовь и немножко про войну. Получилось как в русской поговорке: что у нас ни делай, выходит автомат Калашникова…

В итоге я его отправил своему единственному знакомому писателю, которого знал тогда шапочно - Дмитрию Быкову. Он сказал: «Все получилось, молодец Захар!», и попытался его куда-то пристроить. Я сам стал куда-то отправлять свои тексты, и в итоге этот роман вышел в 2005 году в издательстве «Андреевский флаг». Получил какую-то премию, какие-то гонорары. И тогда я подумал, что неплохая работа быть писателем - в конце концов, не хуже чем мерчендайзер и омоновец, и решил с тех пор писать тексты, этим, собственно, и занимаюсь.

Вот наш результат - страна, где ключевым персонажем является Стас Михайлов

По сути то, как нас видят в мире - это и есть русская литература: страна Достоевского, Чехова, Толстова и СССР. Книги Евтушенко, «Архипелаг ГУЛАГ», «Дети Арбата» Рыбакова, «Пожар» Распутина – это были вещи, которые мощнейшим образом действовали на сознание советского человека. Что бы сегодня ни говорили о советском человеке, какой он совок – это был человек, который нес в себе заряд идеалистических представлений о жизни. Страна воспринимала стихи Окуджавы, Высоцкого, Вознесенского в качестве образчиков человеческого поведения. И когда нам стали говорить, что у нас все было неправильно, вся страна за счет своего этого идеализма в это поверила и с радостью поучаствовала в разрушении системы.

В 92-95 годах стало понятно, что победил не Человек идеи, а победил Хам. Массовая скотская культура, связанная с ТВ, с масс-медиа, с попсой, с этой мерзостью, заполонила все вокруг нас. Страна, где в качестве ключевых персонажей являются не бард Высоцкий, а Стас Михайлов - вот это наш результат.

Планка наших культурных представлений была серьезно опущена, страна забросила к чертям всю культуру и тем более литературу, и все 90-е годы выбирала себе других персонажей, для того, чтобы как-то на них ориентироваться. То мы массово влюблялись в экстрасенсов, потом появились боевые генералы, и вся страна думала, что Лебедь и Громов обустроят наш социум. Потом влюблялись в шоу-звезд, в Малахова... С тех пор прошло почти 25 лет и случилась странная вещь: два года назад в Москве, когда прошли пресловутые митинги за и против власти, выяснилось, что митинг против власти возглавляют Быков, Акунин, журналист Парфенов, а митинг за власть возглавляют Проханов, Поляков, публицист Кургинян, третий митинг возглавляет Лимонов, а всем этим колоброжением занимается замглавы администрации президента Владислав Сурков. Он же пишет романы под псевдонимом Дубовицкий. Возникло представление, что в России все неизбежно связано со словом и текстом.

От «Брата» к национальному вопросу

Фильмы «Брат» и «Брат-2» всколыхнули наше самосознание в середине 90-х годов. Русская правда Данилы Багрова дала надежду, что этот русский мальчик есть, и если будет большая беда, он придет и нас спасет. Данила Багров - это социотип любого бунтаря из русской истории, как Стенька Разин. Я верю, что этот русский мальчик еще существует, я собственно не верю - я это знаю.

Россия переживает тяжелейшую демографическую катастрофу. Нужно осознавать: в России сегодня 1/3 бюджета уходит на обеспечение пенсионного фонда, а через 15-20 лет это будет половина бюджета.

Не очень понимаю, почему в России не введут визовый режим для мигрантов из Средней Азии. Средняя Азия уже 25 лет живет отдельной свободной жизнью. Они размещают у себя военные базы государств, которые так или иначе потенциально могут стать для нас угрозой. У них там древнейшее искусство, древнейшая литература, а мы их воспринимаем, как недоразвитых существ. Это отдельные государства, которые выгнали колоссальные русские общины со своих территорий. Но если «Русский, уходи!», что ты пошел тогда к русскому в дом мыть ему ботинки и строить его дома?

Загоняют по 400 тысяч мигрантов, которые выполняют работы в России, которые якобы русские люди не собираются выполнять - это колоссальная возможность для всевозможных коррупционных схем…Иноземцы приезжают и отбирают у нас зарплату – им дешевле платить. Это все про «Брата». И «Брат» сегодня находится в некотором социальном раздражении…

Мы что – цыгане?

Почему либеральная часть нашего общества яростно вычеркивает из истории государства советский период? Ответ очевидный – доказательство того, что советский период являлся кромешным ужасом, сплошным ГУЛАГом – это самый лучший способ доказать легитимность всех тех реформ, которые делаются сегодня в России. Бюджетники у нас в нищете, библиотекари черт знает где… Для либеральных деятелей начала 90-х годов, когда реформа Гайдара украла деньги 70 миллионов человек, Сталин – это доказательство того, что мы все сделали правильно.

Медведев - наш любезный премьер, и Путин - наш замечательный президент, как-то работают одновременно на две стороны. Путин говорит, что нужно поддерживать российское население, нужно ему помогать. А Медведев в Сочи выступает: «Ты должен сам решить свою судьбу, если тебе плохо в твоем городе, если ты бедный, переезжай в другой, будь мобильней, будь либеральней». И они как две головы, которые смотрят в разные стороны.

Медведев говорит: «Вам плохо в Магнитогорске - езжайте в Москву». А ты вообще кто? Почему мы должны езжать в Москву. Мы здесь работали всегда, и мы хотим дальше работать. Почему мы должны куда-то перемещаться? Мы что – цыгане? Молодежи нужно предоставить возможности для реализации своей силы. Но думаю, это будет не в матрице либерального поведения. Все мы живем далеко не в Москве. 1/5 населения живет в деревнях, и с Ксенией Собчак или Тиной Канделаки соперничать и взять от жизни все для них невозможно.

Вещи, которые стоит понимать вовремя

Люди оправдываются, что они книги не читают, потому что у них полно своих проблем. На прошлом спектакле одна женщина сказала, что где-то услышала: российская современная литература - это апофеоз похабщины, которая выдается за мировоззрение. Это, как правило, говорят люди либо не знающие ситуации в целом, либо ничего не читающие. В России сегодня существует писатель Олег Ермаков, написавший прекрасную книгу рассказов «Афганская флейта», писатель Александр Терехов, написавший романы «Немцы» и «День, когда я стал настоящим мужчиной», писатель Михаил Тарковский, родственник режиссера Тарковского и Тарковского – поэта. И не знать об этом, или делать вид, что этого нет – в чем-то обеднять себя. Тарковского надо прочитать, Ермакова надо прочитать, Терехова надо прочитать… Есть много замечательных имен. Их больше чем тех, которые мелькают все время перед глазами, у нас есть другие писатели, кроме Сергея Минаева. Понимаю, что мы не очень богато живем, но книга стоит 200-300 рублей, бутылка водки стоит столько же, но вы же находите деньги на бутылку водки.

Какие-то вещи, которые происходят в современности, стоит понимать вовремя. Есть такая позиция: Александр Невзоров, известный тележурналист, однажды сказал: «Я не читаю современной литературы, потому что я люблю иметь дело с проверенными вещами». Если бы Невзоров был современником Толстого и Достоевского, и сказал: «Я не читаю современную литературу», он был бы полный болван. Нам часто говорят: «нужно подождать 50 лет», как будто все по 300 лет собираются жить. Тогда мы проверим, классика это или не классика, и тогда будем её читать. Но Пушкина изучали в школе уже при его жизни, Толстого при жизни, Достоевского, Горького - все происходило в прямом эфире. Валентин Распутин – классик, его проходят в школе. Что, нужно еще 200 лет подождать, чтобы понять, что Распутин - это большой писатель? Вот я сейчас называю: Олег Ермаков или Миша Тарковский – это будет русская классика.

Минобр - враг демографии и дети без телевизора

Школьное обучение в нынешней России – это, на мой взгляд, главный способ борьбы с демографией. Такое количество уроков, которое задают сегодня в школе, не способен ни один родитель перетащить. Если у родителей есть один ребенок и он ходил в школу, они больше не заведут ни одного никогда в жизни.

У меня 4 ребенка, старшие ходят в школу. Каждый день 2-3 творческих задания, час ночи – жена делает какого-то ежика с иголками, поделки, рисуем что-то - целый бригадный подряд. В Минобразования говорят: ребята, это для того сделано, чтобы ваши родители больше с вами времени проводили. Давайте тогда сделаем, чтобы было четверо родителей: двое работают, а двое с детьми занимаются.

Что касается умения ориентироваться в потоке информации, то я пошел другим путем: у нас дома лет 13 нет телевидения. Они выросли в другой атмосфере, где всегда были книги, фильмы, музыка. Они очень много читают. У нас в доме запрещены слова «мне скучно». И они забыли, что есть такие слова, и всегда чем-то занимаются, читают, играют. Дочке два годика, жена ей читает по три раза в день и для неё первое какое-то удивление, первая радость связаны с маминым плечом, щекой, дыханием. И она всегда будет понимать, что в книге заключена какая-то радость.

Магнитогорское информационное агентство «Верстов-инфо» от 1 декабря 2013 года
Омоновец, ставший писателем. От национального вопроса до жизни без телевизора. - 1
Омоновец, ставший писателем. От национального вопроса до жизни без телевизора. - 2
Омоновец, ставший писателем. От национального вопроса до жизни без телевизора. - 3
Омоновец, ставший писателем. От национального вопроса до жизни без телевизора. - 4
Омоновец, ставший писателем. От национального вопроса до жизни без телевизора. - 5
Омоновец, ставший писателем. От национального вопроса до жизни без телевизора. - 6
Омоновец, ставший писателем. От национального вопроса до жизни без телевизора. - 7
Омоновец, ставший писателем. От национального вопроса до жизни без телевизора. - 8