Магнитогорский драматический театр им. А.С. Пушкина
Купить билет online
Оценить качество работы театра
Группа В Контакте

Канал театра на YouTube

Драмтеатр в Instagram
Новости театра
Театр про прозу. Писатель Захар Прилепин приехал в Магнитогорск
В Магнитогорске завершилась экспериментальная Театральная Лаборатория «Играем прозу», организованная драматическим театром имени А. С. Пушкина. По задумке кураторов, этот проект является уникальным в своем роде. Он заставляет театралов — режиссеров, актеров, критиков — задуматься о том, что сегодня в России есть и появляется проза, достойная оказаться на сцене.
Есть ли жизнь после Довлатова?

Главный режиссер магнитогорской драмы Максим Кальсин замечает: многие люди театра ошибочно считают, что современная литература закончилась на Сергее Довлатове, причем люди театра и сами соглашаются с тем, что от литературной жизни они подотстали. Чтобы переубедить их в этом, и была создана, пожалуй, первая в масштабах страны театральная лаборатория современной прозы.

— Никто друг с другом не знаком: отдельные составляющие культуры никак не соприкасаются. В начале XX века Горький, Репин, Качалов оказывались в одной компании. Поэзия, проза, театр, музыка, начинающееся кино — это была общая среда, которая никоим образом не разделялась. В 60-х годах та же самая ситуация: там были Любимов, Вознесенский, Высоцкий. И только в наше время все это распалось на секты: поэты — это одно, театр — это другое, кино — третье, литература — четвертое. Все существуют по своим сектам для своих сектантских читателей, зрителей, слушателей. Это диковато, на мой взгляд. Оттепель начинается сейчас, в Магнитогорске, — внес долю лести главный гость лаборатории, писатель Захар Прилепин.

Он только что вернулся из Рима, где в итальянском театре поставили спектакль по его роману «Грех», и вскоре собирается в Германию - там ставят его «Саньку». А в России, пожалуй, из самого прогремевшего — только «Отморозки» Кирилла Серебренникова, который получил «Золотую маску» и, стоит сказать, проверялся на экстремизм. Так сложилось, что современную прозу ставить решается не каждый режиссер и театр — есть опасение получить порцию нездорового ханжества, хотя далеко не все произведения провоцируют это.

Лабораторная работа

Половина репертуара Лаборатории состояла из эскизов, поставленных по повестям Захара Прилепина, причем обе из них — из цикла «Восьмерка» — это «Допрос» (режиссер Олег Хапов, Челябинск) и «Лес» (режиссер Александр Марьин, Уфа); еще одна зарисовка — «Свидание» по Лидии Раевской (режиссер Андрей Бердников, Магнитогорск) и «Свадьба за Бугом» Антона Уткина (режиссер Игорь Сывороткин, Екатеринбург). Главный режиссер театра Максим Кальсин сразу оговорился, что дальнейшая судьба этих зародышей-спектаклей весьма неопределенная: хочется, чтобы все это выросло в постановки, но этому есть множество препон, в том числе финансовых.

После показа эскиза «Допрос» один учитель из зала попросил: давайте водить на спектакль школьников, очень полезно, но вот мата как бы сделать поменьше, перед родителями неудобно? «На сцене мата гораздо меньше, чем в книге», — заметил Прилепин, которому обе зарисовки по его произведениям понравились. «Допрос» при этом автору есть с чем сравнить: этот рассказ ставил режиссер Владимир Дель в «Гоголь-центре», и в этом году его могли увидеть челябинские зрители. Писатель со всем тактом заключил, что две постановки никак нельзя сравнивать.

— Это совершенно другая работа, они не схожи, их можно смотреть как два совершенно разных спектакля. Во-первых, там все роли играют два актера. Там другая режиссура, другая ритмика, экспрессия. Я удивился, насколько разными могут быть работы из одних и тех же диалогов, из одного и того же текста. У одного интонация взлетает до небес, у другого стелется, один устраивает истерику, другой наоборот, сглаживает.

Вообще Прилепин говорит, что к своим текстам на сцене относится равнодушно — делайте с ними, что хотите. «Чем меньше похоже, тем мне забавнее». Текст существует отдельно, его уже не испортить и не превознести, спектакль живет своей жизнью. Хотя, надо сказать и Олег Хапов, и Александр Марьин к тексту отнеслись очень трепетно, а из своего вносили разве что театральные приемы — почти никаких лишних слов и действий, которых не было в книге. «Допрос» показался даже несколько затянутым — был передан каждый, даже незначительный, поворот сюжета, каждый разговор. И в то же время он оказался более эскизным, чем «Лес». Хапов лишь наметил основные характеры (самыми вкусными и осязаемыми, на мой взгляд, получились второстепенные и третьестепенные персонажи), а также основную идею и композицию, в которой все герои видны глазами Новикова. Молодой режиссер Александр Марьин, ставивший «Лес», несколько сократил диалоги, хотя признался, что изначально хотелось перенести на сцену весь текст, но в процессе репетиций некоторые моменты отбрасывались. Молодой уфимский режиссер сэмпатировал Захару Прилепину, для которого мотив утери отца тоже автобиографичен.

— Здесь помимо участия в «Лаборатории» я работал над собой, — рассказывает Александр Марьин. — У меня как раз такая ситуация — я парень, выращенный матерью. В моих воспоминаниях отец также идеализирован. Мне не хватало его воспитания, сейчас я пытаюсь это восполнить, и работа над этим отрывком была такой школой.

Критики увидели в постановке некую наивность, некоторые (в том числе сам Прилепин) советовали сделать отца в спектакле немым (он как воспоминание) — Марьин кивал и соглашался. Он уже на этапе эскиза за неделю, что отводилась на подготовку, проработал многие детали, реквизит, сделав спектакль зрелищным даже на этом уровне — критики назидательно сказали, что нужно работать с деталям и звуками еще и еще. Для Марьина это первая после дипломного спектакля серьезная работа, правда, скоро состоится еще одна премьера — в Башкирии.

Политик вне политики

В последний день Лаборатории состоялась творческая встреча с писателем. Прилепин много ездит по стране и встречается с людьми, и автору этих строк доводилось бывать на таких встречах. Концептуально нового он сказал немного: как водится, сделал экскурс в свою биографию, рассказал о службе в ОМОНе и начале журналистской и писательской деятельности, о счастливой многодетной семье, подчеркнув, что все четверо детей у него от одной жены, о жизни в деревне под Нижним Новгородом, о том, как он читает двухлетней дочери сказки на ночь.

— Мои книги не диктует кто-то свыше. Я вообще не переношу писателей, которые говорят, что им кто-то что-то диктует: они пишут полную чушь и создается впечатление, что либо им диктует какой-то идиот, или они — плохие проводники. Или другой тип писателя: он написал, выстрадал книгу, а потом идет и лупит свою жену во дворе. ОН НАСТРАДАЛСЯ! Писатель — это обычная работа. Михаил Тарковский (родственник Арсения и Андрея Тарковских) пишет прекрасные тексты, которые уже стали классикой. При этом он живет в деревне: в своей книге он просто описал всех баб, мужиков, каждую собаку и кошку — и это прекрасный текст!

Много говорил о политике: о том, что сегодня государственные деятели пытаются очернить Советский Союз, чтобы хоть как-то оправдать свое существование; что будущее политики — это литераторы и люди, которые сами себе пишут тексты и не нуждаются в услугах спичрайтеров; как полагается — о демографии и о том, что через несколько лет работающее население не сможет прокормить пенсионеров. Сам, правда, в какую бы то ни было формальную политику идти не собирается и разочаровал господина, который заявил «А я бы за вас голосовал!» Говорит, управлять людьми в тягость.

— Мне один депутат говорит: «Вот я политик, а ты нет, ты там книжки какие-то пишешь». Ты политик почему, потому что место себе купил в Думе? Да я больше политик, чем ты: я езжу по стране и разговариваю с людьми. А у нас все политики выросли, открыв себе ларек, потом — два ларька, потом построили торговый центр и стали политиками.

В завершение Прилепин вспомнил о том, как шокировал одну иностранную журналистку в интервью на Национальном французском радио. Она с пристрастием и не без жалости спрашивала о чеченской войне, в которой он принимал участие.

— Так получилось, что я был немного в подпитии. Журналистка спрашивает: «Это, наверное, тяжело, травма, не забывается?» — «Ну, да, тяжело». — «И ваши товарищи через это прошли тоже, тоже травма?» — «Ну, да, прошли». — «И вся страна тоже...» — «Вы знаете, русские вообще любят воевать. И, если хотите, мы можем показать эту любовь на примере любой европейской страны».

Алина Валяева
интернет-газета «СЛОВО» от 29 ноября 2013 года
Театр про прозу. Писатель Захар Прилепин приехал в Магнитогорск - 1
Театр про прозу. Писатель Захар Прилепин приехал в Магнитогорск - 2
Театр про прозу. Писатель Захар Прилепин приехал в Магнитогорск - 3